понедельник, 8 августа 2016 г.

Чудак и звездная история

 Автор : Игнатьева Александра, великая выдумщица, фантазерка и просто талантливая девочка

- Простите, здесь занято.
Поднимаю голову и непонимающе вглядываюсь в темноту. Прямо надо мной гигантской тучей нависла пустая тень с блестящими глазами.
- Занято?
- Да. Это моя лужа.
- Но я первый пришел сюда.
- А я был здесь все это время.
Чешу голову и лениво занимаю сидячее положение на прозябшем, сжатом от сырости асфальте. Ненавижу, когда вот так вот мешают. Лежал же просто, никого не трогал. А тут этот. С добрым взглядом и приветливой улыбкой.
- Тогда ложитесь рядом.

Тень послушно присела на неровное дорожное покрытие, мокрое и отсыревшее от постоянно моросящего дождя.
Время явно притупило свое существование, и молчание утягивало нас в свою зыбучую черную глубину, как утягивает болото живую плоть.
Только вот вокруг все было совсем по-другому. Пока это чудак копошился на небольших острых камушках, врезающихся в мои ноги, я гордо откинул голову и, поджав губы, уставился ввысь.
Черный водопад струился из поднебесной глубины. Холодные блестяшки, как хорошо начищенные бледнеющие камушки из колец светских дам, разливали свой слабый, но драгоценный свет по всему небосклону. Прищурив глаза, я перебирал их словно пуговички в старой бабушкиной шкатулке, давно запылившейся и потерянной среди груды длинных юбок и широких, пахнущих странным порошком и дедушкиным одеколоном, рубашек. Одного я не видел - луны. Она затерялась где-то в глубине этого масштабного парада дрожащих бусинок света или же не собиралась появляться, боясь засветить слишком ярко и испортить черный водопад.
- Звёздам очень холодно.
Неужели, чудик разговаривает. Нехотя я перевел взгляд на него и теперь неторопливо наблюдал, как он завороженно, откинув голову вверх, следил за сверкающим  водопадом.
- Им и, правда, холодно. Посмотри, как они дрожат.
Да. Они дрожали, тонкие и беззащитные.
- Их надо бы согреть.
- Да ты сам весь дрожишь.
Тень неуютно поежилась и откинулась на спину на мокрый и колкий асфальт.
- Мне не холодно. Мне хорошо.
Хмыкаю и отворачиваюсь от него. А ведь хорошо. Даже на этой грязной пустой дороге, вздрагивая от каждого порыва леденящего ветра, было хорошо.
- Давай греть звезды.
- И как ты собрался это делать?
- Увидишь.
Я снова сижу на этом месте. Мой парад все также уверенно сияет где-то там наверху, где очень холодно и совершенно пусто. Ну, он мне так говорил. Он много чего рассказывал про то, что происходит там. Про то, как видят нас звезды, про то, как улыбается и плачет Млечный Путь. Он рассказывал так, будто те маленькие блестяшки были его маленькими братьями, с которыми он вечерами пил зеленый чай без сахара, а потом читал им сказку о прекрасном мире, где нет холода и страха.
И хоть я его терпеть не мог, но всегда неотрывно слушал. Он завораживал. И сам был как те стекляшки.
А когда его истории заканчивались и я чувствовал, как его пальцы холодеют на моей руке, мы начинали греть звезды. И себя.
Дрожь в его тонком прозябшем теле унималась, и слабым голосом он декламировал:
- Дым табачный воздух выел…
Я подхватывал, и голос его становился крепче, а рука теплее и мягче.
Вот так мы и сидели: я, чудак, лицо которого я так и не запомнил, и целый мир дрожащих от холода маленьких одиноких судеб, которые он усердно согревал этими тихими строчками любимых стихов.

С тех пор прошло немало лет. А мой чудак все так же со мной. Где-то там, наверху, греет звезды и четко выговаривает спутанные и отрывистые строчки Маяковского… 

5 комментариев:

  1. Давно слежу за творчеством Александры! Необычно и удивительно! Успехов и новых оригинальных находок Саше!

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо, Людмила Николаевна! Я тоже вижу в этом ребенке талант!

    ОтветитьУдалить
  3. Здравствуйте! Очень интересно! А сколько лет Александре?

    ОтветитьУдалить